главная
 
история
 
театральные работы
 
премьера
 
скоро 
 
аудиоиздания
 
фонотека
 
адресная книга
 
пресса
 
фотоархив
 
видеотека
 
хроника
 
заветное
 
форум
 
контакты
 
ссылки
 
 
 
 
 
 






Рейтинг@Mail.ru
     
 
 


      Если следовать хронологии, то альбом должны были начать "Священные чудовища"   (1987 год),   поставленные   Романом Виктюком в Театре   имени
О.Исаев - АНГЕЛ ЭРТЕБИЗ. Е.Паперный -  ФЛОРАН. А.Роговцева - ЭСТЕР. СВЯЩЕННЫЕ ЧУДОВИЩА. Леси Украинки в Киеве. Этот спектакль стоит особняком в ряду со своими соседями. Если премьеры "Служанок" в "Сатириконе" и "М. Butterfly" тут же породили скандальную славу, стали театральными сенсациями, то спектакль "Священные чудовища" словно погружен в себя, избавлен от житейской суеты вокруг, от сенсационнности, даже если она не лишена приятности.
      Подробный анализ художественных отличий и общности двух постановок "Служанок" заманчив, но он не входит в наши непосредственные задачи.
      Здесь сюжет тоже играет второстепенную роль. Это парадоксально, поскольку пьеса Жана Кокто строится на живой, бойкой интриге, озадачивает непредсказуемостью сюжетных ходов. Даже в благополучном финале чудится подвох, лукавая насмешка драматурга, готовность к авантюре и курьёзу: одной репликой перевернуть всё с ног на голову, чтобы исчез устоявшийся житейский сюжет, для театра губительный. Театр — это тайна, это непредсказуемость, желанная и опасная: без чёткой грани, разделяющей театр и жизнь, можно заиграться, а "жертвы тех, кто из жизни делает театр, никогда не поднимутся в финале", — предостерегает героиня Жана Кокто, Эстер.
А.Роговцева - ЭСТЕР. Л.Погорелова - ЛИАН. СВЯЩЕННЫЕ ЧУДОВИЩА.       Роман Виктюк оставляет сюжет только как условность, подсказывающую смену внутренних состояний персонажей спектакля. "Вы погрузили меня в адскую бездну, а потом вывели из этого ада", — возможно, эта реплика Эстер и объясняет многое в замысле режиссёра. На этот раз Виктюк выстраивает в спектакле сложную художественную конструкцию, сравнимую разве что с архитектурным сооружением. Сценография Светланы Ставцевой формирует основу этой конструкции: в ней храмовая стройность, неброский эстетический изыск. На сцене возникает ощущение лёгкости, взор и чувство словно устремляются в высоту, кажется, что перед тобой — купол, венчающий храм. Такая атмосфера культовой замкнутости поневоле "разоблачает" скрытый смысл и пьесы, и спектакля, воспевающих театр как монастырь, видящих "величие театра в том, что его мертвецы поднимаются в финале" (реплика Эстер).
      Музыка в спектакле стала принципиальной частью его "архитектурной конструкции" Строгая сдержанность, торжественность музыкальных тем превращает спектакль в "театральную мессу". В неё нужно вслушаться, погрузиться — музыка словно льется медленным плавным потоком, который
О.Исаев - АНГЕЛ ЭРТЕБИЗ. А.Роговцева - ЭСТЕР. СВЯЩЕННЫЕ ЧУДОВИЩА. забирает в себя и шелест изысканных костюмов, и завораживающие интонации актёрских голосов.
      Асаф Фараджев убеждён, что в "Священных чудовищах" для Виктюка стал важен не смысл слова как такового, но слово-звук. Режиссёр пошел на рискованный шаг: потребовал от артистов весь текст пьесы произносить почти шепотом, когда даже нервность дыхания воспринимается и тревожит. Словно обретает голос тайное движение души, а интуиция становится ощутимой движущей силой.
      Ария Дидоны из оперы Перселла "Дидона и Эней" — тема Эстер, героини Дды Роговцевой. Трагический монолог души, который непрерывно ведёт актриса, как прообраз молитвы в храме: в нём просветленность, печаль, скрытое страдание. Испытание судьбы и веры, которое необходимо пройти, чтобы обрести себя, — это тема Эстер единая и в музыке, и в игре актрисы, неделимая на составные части.
А.Роговцева - ЭСТЕР. Е.Паперный - ФЛОРАН. СВЯЩЕННЫЕ ЧУДОВИЩА.       Эстер Ады Роговцевой возвела искусство в ранг религии, она выстроила храм любви и служит в нем жрицей: "В театре я освобождаюсь от всего того, что ненавижу в жизни", — так завораживающе совершенно, будто по нотам расписанная, звучит эта фраза.
      Мирское чувство, едва не разрушившее храм — это мимолетный порыв, врывающийся в спектакль голосом Далиды. В нём чувственность, томность, соблазн. Но порыв уходит, а идеал, красота жертвенного служения, хрупкая гармония зачарованного мгновения остаются. В честь них и звучит в финале музыка Верди.



ДИСК 1  •  ДИСК 2

Студия АУДИОТЕАТР 1997

 
     
Дизайн и программирование студии DIZ.RU